НОВОСТИ БЛОГА

воскресенье, 8 ноября 2015 г.

Песни птицы Гамаюн. Живые ВЕДЫ РУСИ ВЕДИЧЕСКОЙ.


Алатырь-Камень во садочке стоит. Во зелёном садочке на яблоню Гамаюн спускалась, присаживалась, Веща птица готовилась песни пропеть. Как садилась она – стала песни петь, распускала свой хвост до Сырой Земли, и смотрела на красных молодцев, заводила рассказ о больших делах.


 

Как у Камня того, Камня Белого, собирались-съезжались да сорок царей. Собирались и сорок князей. С ними были, также, – князевичи, сорок Витязей славных, сорок мудрых Волхвов. Собирались они, соезжалися, вкруг той птицы рядами рассаживались. Стали птицу-певицу они пытать, о былом её стали расспрашивать:

«Птица Вещая, птица мудрая, много знаешь ты, много ведаешь; ты скажи, Гамаюн, спой-поведай нам да о свадьбе Хорса-Царевича. Как женилися Хорсъ с Зареницею, как украл светлый Месяц у Хорса Зарю, как Перунъ потом покарал его, как искал Зареницу её прежний муж»? Отвечала им птица великая, так рекла Гамаюн многомудрая: «Вы сидите да слушайте, молодцы, ничего не сокрою, что ведаю».

На далёкий остров да на Буян, на высокий крутой бережок его послеталися птицы чудесные, собирались они, перья чистили. О Сыру Землю ударялися, обернулися красными девами. Красоты они были несказанной, что ни вздумать, сказать, ни пером описать.

 

То не птицы на остров слеталися – то Заря-Зареница с вечерней Зарёй, с Ночью тёмною, непроглядною. Прилетев на высокий крутой бережок, собирались они искупаться в волнах и снимали с себя все сороченьки – крылья лёгкие, оперение; с тела белого – сняли все пёрышки. И отправились к морю – ко синему; они в волнах играли, смеялися, песни пели и в море плескалися, и резвились, как детушки малые.

 

Только скинули оперение – в Небесах взошло Солнышко Красное, появился великий и светлый Хорсъ и поднялся на Славный Небесный Свод на своей золотой колеснице Он, многоцветной, богато украшенной – жемчугами и драгоценностями. Ехал Хорсъ златоокий да над Землёй, по Небесному своду, по синему, вниз с Небес да на Землю поглядывая. И сдивился Он тем красавицам, и влюбился Он в красную девицу, в молодую Зарю-Зареницушку.


И пошёл Он да к Макоши-Матушке, чтоб спросить у Неё о своей судьбе. Так сказала Ему Макошь-Матушка: «Ты ступай, светлый Хорсъ, к бережочку тому, укради у Зари Её крылышки: Зареница станет твоею женой, славной, милою и ненаглядною». И спустился Хорсъ к бережочку тому, и украл у Зари Её крылышки.


Из воды выходили сестрицы Её, надевали крылья и пёрышки, в Небеса поднималися синие. Улетела Ночь непроглядная, улетела и Зорька вечерняя.


Лишь Заря-Зареница найти не смогла золочёные, лёгкие пёрышки и свои невесомые крылышки. И тогда Зареница промолвила: «Отзовись, кто взял мои крылышки! Коль ты красная девица – будешь сестрой, если женщина – будешь мне тётушкой, а мужчина – тогда будешь дядюшкой; добрый молодец – мужем любезнейшим»!


Вышел Хорсъ и сказал Заренице он: «Здравствуй, Зорюшка моя ясная! Это я взял твои лёгки крылышки, так сказала мне – Макошь-Матушка». И пошла Заря – красна девица по Небесному своду по синему, на убранство своё нанизывала с блеском ярким Небесные Камушки. И поднялся за ней Ясноликий Хорсъ, стал он с Зорюшкой миловатися, целовал Её в алые Он уста, обнимал за талию стройную.


И тогда поженились великий Хорсъ с молодою Зарёй-Зареницею, стали вместе они коротать свой век. Веселилася Земля-Матушка, и Сварогъ-Отец вместе с Ладою, Велесъ и Перунъ, все Сварожичи, пили сурью и плясы устроили, даже змеи – и те веселилися.

Высоко на своде Небесном том – светлый Месяц и частые Звёздочки. Как день белый склоняется к вечеру, так в дозор идёт Месяц – всех Звёзд смотрец. Говорил как-то Он ясным Звездочкам: «Все-то в царстве Божьем поженены, белы лебеди замуж все выданы; я один, светлый Месяц, хожу холостой. Как бы мне отыскать красну девицу с телом белым, как крылья лебёдушки, чтоб была она станом своим статна, а коса её – полная волосом. Чтоб сквозь платье у ней – тело виделось, а сквозь тело – виднелись бы косточки, чтобы кровь струилась по жилочкам и каталась бы там скатным жемчугом»?


Так сказали ему ясны Звёздочки: «Есть такая девица прекрасная, нет на белом свете другой такой: то жена Ясна Солнышка – Хорса, молодая краса – Зареница- Заря».

«Как у мужа живого – жену отнять? Как у Хорса отнять молодую Зарю? Ай, не гоже-то, ясные Звёздочки, ай, не дело вы мне посоветовали». «Укради Её, светлый Месяц наш! Молодая Заря-Зареница – вмиг забудет мужа прекрасного и полюбит тебя всей любовию». «Как же мне украсть молодую Зарю? Подскажите мне, посоветуйте: ходит Хорсъ, с неё не спускает глаз, просто так к нему не подступишься»!


Обратился Месяц к старушке ночи: «Добра бабушка, посоветуй же: как Зарю-Зареницу похитить мне, как добиться Её славной милости»? А старушка ночь так посоветовала: «Ты построй, ясный Месяц, ей лодочку. Рассади ты на ней распрекрасный сад, чтоб цветы и деревья росли в саду; посади кипарисово дерево, посади виноградное дерево и пусти птичек певчих в зелёный сад, чтобы пели они песни чудные, и поставь там кроватку тесовую, на неё положи ты перинушку: одеяльце клади соболиное, занавески повесь ровно шёлковы».


«Ну, а рядом поставь золочёный стол, застели его камчатой скатертью: будут пусть на столе яства разные, меж напитков – вино забудящее, как речная слеза, молодое вино. Если выпьет вина молодая Заря – тотчас ты её увезешь с собой, позабудет она Ясно Солнышко, позабудет Хорса прекрасного».

Собирался Месяц скорёшенько, снаряжал Небесную лодочку: нос-корма у неё позолоченые, красным бархатом обколочены. А борта жемчугами украшены и увиты все златом да серебром. А в той лодочке, будто дивный рай – кипарисовый, виноградный сад. В нём цветы цветут, птицы песни поют; убран яствами золочёный стол, рядом с ним есть кроватка тесовая, всё готово для милой для Зорюшки. Месяц сел в ту чудесную лодочку и поплыл к Заре-Заренице Он – по Небесному Своду по синему: «Одолею я Ясное Солнышко»!


А в то время пресветлый, великий Хорсъ собрался выезжать на Небесный Свод. Вот прошёл светлый Хорсъ по воде золотой и взошёл на свою колесницу Он. Провожала его Зареница, говорила ему таковы слова: «Ты великий Хорсъ, Красно Солнышко! Как мне ныне спалось, во сне виделось: как из нашего сада зелёного увозили белу лебёдушку, а с руки её правой спадало кольцо. Ой, недобрый сон мне привиделся».

Отвечал Заре-Заренице Хорсъ: «Ты спала, Заря, сон ты видела, не украли у нас лебедь белую, не о чем тебе беспокоиться». Так сказав, светлый Хорсъ в Небеса пошёл.


В это время приплыл ясный Месяц к Заре. Подошёл к Заре, поклонился ей, передал поклон-челобитие: «Ты, Заря-Зареница пресветлая, ты прими дорогие подарочки! О твоей красоте слышал весь белый свет! Твоё тело бело, как лебяжье крыло, а сквозь платие – тело просвечивает, а сквозь тело – видятся косточки, кровь твоя струится по жилочкам и катается там скатным жемчугом».


Ясный Месяц на лодку Зарю проводил, и привёл Её в распрекрасный сад, посадил за стол позолоченный и давал Он ковш молодой Заре, предложил Ей выпить хмельного вина. Пила Зорька питьё забудящее, и заснула она, и забылася, и упала на лавку, прекрасная. Он поднял Её вверх, целовал в уста, клал Её на кроватку тесовую – и уплыл с царицею по небу, обманул он Хорса великого.

Как вернулся домой златоокий Хорсъ, а Зари-Зареницы, исконной жены, нет уже да в Чертогах Небесных. И спросил Сварога пресветлый Хорсъ: «Ты, Сварогъ Небесный. Отец родной! Где искать, скажи, мне Зарю мою? Мне нигде не найти милой жёнушки, как вернуть Зареницу, открой секрет»?


Отвечал Сварогъ Хорсу светлому: «Ясный Месяц украл Зареницу-жену; поезжай, светлый Хорсъ за угоною. Ты возьми турий рог, не побрезгуй же: станешь в рог трубить – я на помощь пошлю всё Своё Небесное Воинство. Первый раз протрубишь – все взнуздают коней, как второй протрубишь – оседлают коней, третий раз протрубишь – жди моих сыновей!» - так ответил Сварогъ Ясну Солнышку.


И поехал Хорсъ за угоною по Небесному Своду по синему. Как приехал, встал сразу у терема. А в то время Месяц – по небу гулял, оставалася в тереме только Заря. И сказал Заре-Заренице Хорсъ: «Гой еси, ты моя молодая жена, ты ступай домой скоро-наскоро; что ты делаешь тут? Вмиг одумайся!»

Но сказала Заря Хорсу светлому: «У Тебя мне жить тяжелёшенько. По утрам вставать – долго мыть лицо и молиться Роду Небесному. Здесь у Месяца жить много лучше мне: утром здесь встают и не моются. И Небесному Роду не молятся – ни забот, ни хлопот, ой как славно жить! Приезжай лучше, Хорсъ, в славный терем к нам: будем вместе мы жить, не затужимся».


И спросил светлый Хорсъ молодую Зарю: «Если Месяц придёт, где мне спрятаться? Поразмыслю сейчас над вопросом твоим, и отвечу тебе чрез минуточку». «Дам Тебе я атласну периночку, словно облако мягкую, лёгкую. Ты накройся периной, мой светлый Хорсъ, посиди и подумай немножечко».


Как пришёл ясный Месяц и в терем вошёл – так Заря распорола периночку, укрыв Хорса – лёгким облаком, а потом так спросила у Месяца: «Что б ты сделал, мой муж, если б Хорсъ был здесь»? «Я отсёк бы ему буйну голову»! Развернула Заря ту перинушку: «Что ж, смотри: вот же Хорс – Ясно Солнышко!»


И сказал тогда Месяцу светлый Бог Хорсъ: «Уж ты гой еси, Месяц светлый наш, напоследок дай ты протрубить мне в рог, и проститься с зверями и птицами»! «Что ж, сыграй напоследок, могучий Хорсъ, - отвечал ему Месяц задумчиво. Но смотри: это просьба последняя, ничего у меня ты не выпросишь».


Первый раз затрубил в турий рог Бог Хорсъ – всколебалася Мать Сыра Земля, приклонилися все дубравушки. Убоялся тогда Месяц, подлый вор: «Это что там шумит во дубравушках»? Отвечает ему Ясно Солнышко, отвечает очень насмешливо: «Это птицы летят из-за гор и морей. Бьют крылами они о могучий лес».


Протрубил и второй раз могучий Хорсъ – всколебалася Мать Сыра Земля, горы дальние порастрескались. Убоялся тогда Месяц, подлый вор: «Это что там шумит во далеких горах»? Отвечает ему Ясно Солнышко, отвечает очень насмешливо: «Это туры бегут по крутым горам, о Сырую, о Землю – копытами бьют»! Как играл Бог Хорсъ – небо всё тряслось, рассыпались хоромы Месяца; Звёзды на небе все попрятались, затаились трусливы советчицы.


В третий раз протрубил Бог могучий Хорсъ, всколебалася Мать Сыра Земля, гром дошёл до Небесного Ирия. Небеса разорвались, да надвое. И явилася Сила Сварогова: на крылатых конях – Боги мощные. Прилетел грозный Бог – Семарглъ-Огонь, а вторым – прискакал сам Громовник-Перунъ, вслед за ними и Велесъ могучий пришёл, и Стрибогъ закружил вихрем яростным. Все те Боги – все братья Сварожичи, все сыны Сварога Небесного.


И сказал Перуну великий Бог Хорсъ: «Месяц ясный украл у меня Зарю, молодую жену, ненаглядную. Покарайте же, братья, похитчика»! И тогда Перунъ разрубил мечом ясна Месяца, лихого похитчика, и вернул Зарю Хорсу светлому, возвратил Ему его жёнушку.


Так с тех пор ясный Месяц да на небе – тщетно ищет Зарю-Зареницу. Вырастает опять, но могучий Перунъ – вновь его разрубает своим мечом. За тот подвиг Перуна прославили, и Семаргла, и Хорса, и Велеса, и Стрибога почтили и, даже, Зарю. Песнь воспели и ясному Месяцу.



Комментариев нет:

Отправить комментарий